«Современный человек озабочен секретностью персональных данных»

«Сначала нашу персональную информацию просто читали. Потом качество проникновения повысилось. Я не очень представляю, можно ли избавиться от этого "колпака", от рентгеновского просвечивания нашей личности неизвестно кем и неизвестно где»

Современный человек озабочен секретностью персональных данных. И это разумно – вдруг кто узнает данные вашей банковской карточки? Бизнес учитывает эту озабоченность, вот и кассирши в гипермаркете отворачиваются, когда вы вводите пин-код – так от них требуют. Правда, видеонаблюдение никто при этом не отключает, но то дело такое…

Есть такой немного циничный афоризм: «что продают производители бесплатных программ? Естественно, своих пользователей». Выглядит разумно, должны же они как-то зарабатывать. Но как к этому относятся пользователи?

Диапазон отношения широчайший – есть люди, крайне болезненно относящиеся к сохранности их информации, они никогда не пишут о себе даже на часто посещаемых ресурсах, и их псевдонимы не имеют отношения к их реальным именам. А есть относящиеся благодушно: «да за ради бога, пусть пользуются. Да и кому нужны мои персональные данные?».

Когда я слышу такие слова, сразу вспоминаю 90-е годы. Тогда по стране прокатился вал квартирных краж. До того такого не было, и наружные двери квартир делались из оргалита и картонного наполнителя. Многие тогда тоже говорили «да у нас нечего воровать!» – но только до первого же «вскрытия». Оказывалось, что взять можно у всех. Тогда и появились в наших квартирах железные двери, хотя нынешняя молодежь думает, что так было всегда.

Слава богу, мы знаем, что нашими данными пользуются сторонние организации. Мы видим это благодаря контекстной рекламе.

Один раз я присутствовал при увлекательной беседе одного своего приятеля, сисадмина небольшого ресурса, и разъяренной пользовательницы этого ресурса. Она была крайне возмущена, когда на главной странице появились неприличные, по ее мнению, материалы. Сисадмин объяснял ей, что эти объявления видит только она, а появляются они, потому что с её адреса были какие-то запросы по соответствующей тематике. Когда же он объяснил, что с одним ай-пи адресом могут работать несколько компьютеров, и спросил «а нет ли по вашему адресу еще кого-то со своими компьютерами, например, взрослых детей?» – и разговор прервался.

Да, так дела и обстоят. Стоит нам сделать запрос в каком-нибудь популярном поисковике, как начинает сыпаться реклама чего-то похожего. Недавно я искал аккумулятор для шуруповерта, подешевле – реклама их идет на моем планшете до сих пор. Но если бы это касалось только запросов в поисковиках…

Сначала нашу персональную информацию просто читали. Я лично обнаружил это лет 15 назад, когда по каким-то словам в моей электронной почте стали явно ориентироваться рекламодатели. Неприятно, но что же делать. Потом качество проникновения повысилось.

Знакомый фотограф рассказал, что анализируются и графические файлы. Он сфотографировал несколько стендов одной фотофирмы на выставке и отправил снимки электронной почтой, причем без текстового сопровождения. И через некоторое время получил рекламу продукции той самой фирмы – то есть изображения были проанализированы, были выделены и прочитаны надписи – и к «портрету» пользователя были добавлены существенные штрихи.

Потом нас стали и слушать (это было еще до «голосовых помощников»). Я беседовал по телефону со старым приятелем, он подробно рассказал, как сделал скважину на даче – и через некоторое время и я, и он стали получать рекламу услуг по бурению.

«Но как же они нас слышат, подключаются к телефонной линии?». «Володя, мы же разговариваем не через телефон. Мы говорим с программой, а уже программа преобразует наши слова и передаёт их дальше – что ей стоит проанализировать и отослать выжимку куда надо?». «А что же делать, если не хочешь, чтобы тебя слушали?». «Ну, пользуйся кнопочным телефоном, без операционной системы». Но, надо сказать, сейчас уже и это не работает. Всё равно, наши разговоры проходят через некие программы, которые обеспечивают связь, хоть и на других этапах.

Дальше – больше.

Оказалось, что наши телефоны слушают нас, даже когда мы ими не пользуемся. У нас появилась возможность делать отличные снимки встроенными камерами – но оказалось, что эти камеры постоянно включены, и когда в их поле зрения попадает что-то знакомое… Всего-то, пронес около телефона бутыль машинного масла – и тут же получил рекламу машинного масла.

А ещё наши смартфоны и ноутбуки постоянно, при возможности, посылают и принимают какую-то информацию – даже когда мы ничего, казалось бы, не делаем.

Как оказалось, ничего противозаконного не происходит. Мало кто знает, что установленные на наших смартфонах программы имеют в своих настройках пункты о разрешении пользоваться микрофоном, камерой, адресной книгой, географической информацией. И зачастую эти разрешения включены по умолчанию. Да, их можно отключить – но для этого надо знать, как это сделать (да и просто знать об их существовании), да к тому же некоторые программы просто перестанут правильно работать.

И что интересно: мы уже не можем спрятаться за свои устройства. Мы описаны в базах данных как личности – и там отмечено, какими компьютерами и какими номерами телефонов мы пользуемся. Поиграл на домашнем компе – а оказывается, что твой рабочий комп в офисе уже об этом «знает». Даже не знаю, возможен ли сейчас анонимный вход в Интернет – очень может быть, что невозможен, не смотря на всякие анонимайзеры и т. п. Кому надо – найдут.

Всё это немного шокирует. Вообще все эти технические задачи решались давно, наверное, с середины прошлого века, и не гражданскими организациями, а спецслужбами, которые занимались радиоперехватами, расшифровкой, пеленгацией своих противников. Но нынешние возможности тогдашним спецслужбистам и не снились, а главное – касаются они уже не шпионов, а нас с вами, обычных граждан. Которым, тем не менее, не всегда нравится, когда, грубо говоря, высвечивается реклама чудодейственного средства от несварения, только потому, что у пользователя за компом заурчало в животе (не шучу).

Не спорю, это плата за информационный комфорт. Помню, однажды получил даже очень полезную рекламу – во время поездки на навигаторе вдруг появилась реклама шиномонтажа. Думаю, «это ж-ж неспроста». Съехал на обочину – точно, колесо подспустило, и издавало характерный шум. Я его не слышал, а телефон услышал и распознал (да-да, анализ шумов современные программы также производят, не только расшифровку голосовой информации).

Хорошо всё это? Это погано. Но хуже всего, что я не очень представляю, а можно ли нам как-то избавиться от этого самого «колпака», от рентгеновского просвечивания нашей личности неизвестно кем и неизвестно где. Хотя насчет «где» кое-что известно, и это просто, знаете, вишенка на торте.

Цитата: «Эксперты АНО «Информационная культура» проанализировали приватность государственных мобильных приложений в России».

Коротко говоря: программное обеспечение, разработанное российскими госучреждениями, в том числе мобильные приложения – содержат в составе программного кода вставки – программы-трекеры.

Большая цитата: «В рамках исследования были изучены 44 мобильных приложения, созданных для государственных и муниципальных органов, госучреждений и госкорпораций. … анализ показал наличие в них 20 различных встроенных… трекеров, а также использование 88 уникальных разрешений для доступа к данным и функциям устройства:

…большинство приложений из выборки (88%) имеют хотя бы один встроенный сторонний трекер, которые передают данные третьим лицам – сторонним компаниям», – конец цитаты.

Вот так. Причем этих трекеров бывает три и больше, но в основном они шлют информацию в компании Facebook и Google, а также в другие компании юрисдикции США. Только один трекер оказался японским (в приложении «Услуги РТ»).

Какую информацию? Да всю, что есть. Они получают доступ к информации в хранилищах, с которыми работают смартфоны и компьютеры; к их местоположению; к тому, что видит их камера и слышит их микрофон.

И что особенно неприятно, только 15% трекеров работают в рекламных и маркетинговых целях, остальные… бог его знает, зачем им в США информация о вашем устройстве, местоположении, и что видит ваша камера. Не спросишь.

Как эти программы-трекеры попали в программные продукты, разработанные, например, правительством Москвы или МВД? Это интересный вопрос, отвечать на него должны компетентные органы, но можно предположить, что это не вина программистов. Скорее, инструментарий по созданию приложений сделан именно таким образом.

Когда я прочитал эту статью, стих Пушкина как-то сам собой вспомнился:

«Прибежали в избу дети,
Второпях зовут отца:
«Тятя, тятя, наши сети
Притащили мертвеца».

Ощущения примерно такие и есть, как у тех детей. Для чего мы пользуемся Сетью? Для работы, для развлечения, посмотреть котиков или динозавров, ну, все понимают. И вот тут мы видим… да, что-то очень неприятное притаскивают наши сети. Даже не хочется на это смотреть… Не знаю, кому нравится, когда за ним подсматривают. Главное, непонятно зачем.

Я вот сейчас пишу эту заметку, потом отправлю электронной почтой – и точно знаю, что несколько копий её уйдут за границу, лягут в моё персональное досье. Зачем? Бог его знает. У меня, например, есть персональная страничка в англоязычной Википедии, не вся информация там соответствует реальности, но главное – я её туда не отправлял. Но я уверен, что «там» гораздо больше данных обо мне, чем есть в открытом доступе.

Я уж не говорю о том, что понятно всем – что ни один гаджет не должен оказаться где-то рядом с государственными и военными секретами РФ. Это и так понятно. Но и без того – создание собственного программного обеспечения, сертифицированного, проверенного, свободного от «жучков» и программ-шпионов – это высший приоритет технической политики в нашем государстве, я даже не знаю, много ли более насущных задач у нас.

Читайте также:

Если вы не платите за товар, то вы и есть товар

В рабстве современных технологий: мы все под наблюдением?

АНБ собирало информацию с компьютеров по всему миру

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *