9 мая 1945 года – знаковая дата всей русской истории

Значение этого дня до сих пор сложно уместить в какие-то рамки, границы и слова. Хотя достаточно одного слова – Победа. Именно так, с большой буквы. Величайшая Победа советского народа, сделавшего невозможное – дойдя от московских окраин и сталинградских руин до Рейхстага. Кто это мог сделать ещё? Никто

В конце апреля 1945 года всё и всем было ясно. Третий рейх – это уродливое порождение европейской цивилизации – сдох. Он не умер, он именно позорно сдох, беспощадно сокрушенный Красной Армией и союзниками. Его растёрли в пыль, его прибили, как прибивают бешеных собак, когда они начинают бросаться на людей. А Третий рейх не просто бросился – он покусился на базовые понятия человечности.

Миллионам людей, в том числе и в самой Германии, до сих пор стыдно, что такое явление, как нацистское государство, с концлагерями, газовыми камерами, остарбайтерами, зондеркомандами, расовой людоедской политикой и милитаризмом стало возможно в истории человечества. Третий рейх – это именно то, что должно было быть самым решительным образом уничтожено усилиями всех наций, во имя будущего нашего мира. После всего того, что Третий рейх сделал за свою недолгую историю, он не имел права на жизнь. Это была самая настоящая бешеная собака, которую терпеть было невозможно.

Точку в истории Третьего рейха поставил наш великий народ. Пойдя на чудовищные лишения и жертвы и пережив такое, что сложно описать бесстрастными словами. Миллионы советских людей в тылу и на фронте 1418 дней жили одним желанием – уничтожить коричневую бешеную собаку. Чтобы мир очистился от этой скверны навсегда, чтобы она никогда больше не возродилась, чтобы даже память о ней не вызывала ничего, кроме омерзения.

Цена за это была заплачена страшная – до сих пор поисковые отряды находят останки наших солдат, до сих пор никто не знает, сколько мирного населения на оккупированных территориях уничтожили гитлеровские «сверхчеловеки», а весьма немалое количество населенных пунктов так и не было восстановлено после войны. Например, в Беларуси. Потому что попросту нечего было восстанавливать, когда линия фронта неотвратимо покатилась на запад.

Но за всё приходится держать ответ, вот почему был конец победного апреля 1945 года. Вот почему были советские танки, самоходки и пехота, добивающая бешеных гитлеровских собак в их логове. Но…

Еще немного, ещё чуть-чуть, последний бой он трудный самый. Все понимали, что это всё – конец войны близок, и как же было тяжело тем солдатам, кто поднимался тогда в атаки. Подчас в последние. Но они шли. Понимая, что за них их тяжелую ратную работу никто не сделает. Шли за навсегда оставшихся на подмосковных полях подольских курсантов, за Хатынь и Бабий Яр, за Зеленую Браму, за Таллинн и Керчь, за ленинградских блокадников, шли за всю огромную страну, которую один австрийский полуадекват слишком самонадеянно решил покорить, и предсказуемо всё кончилось тем, что весной 1945 года его жалкие останки с презрением разглядывали советские солдаты. Солдаты-победители.

И есть в этом высшая историческая справедливость, что в последние секунды своей никчемной жизни австрийский полуадекват слышал грохот советской артиллерии. Сотен стволов крупных калибров. И рёв многочисленных «катюш». Свою ноту в эту симфонию Победы добавляли и сотни штурмовиков Ил-2, висящих над Берлином. Не исключено, что австрийский полуадекват понял главное – что когда против тебя поднимается с холодной яростью всё население от Бреста до Владивостока, то ждать хорошего финала не стоит. Вопрос твоего физического существования – это даже уже и не вопрос. А вполне себе решенный вопрос. Что когда против тебя встают мальчишки и женщины, стоящие много часов за станками, чтобы выпустить для фронта как можно больше стали и свинца, то твой финал будет вполне предсказуемым. А уж когда с ними заодно встают рабочие Бирмингема, Манчестера, Детройта и Чикаго, да не одни, а с британскими Королевскими ВВС и армией США – за твою жизнь вряд ли дадут даже фальшивую рейхсмарку.

Не будет преувеличением утверждение, что за те 1418 дней, что шла Великая Отечественная война, наш народ явил всему миру невиданный прежде пример коллективного подвига. Такого не делал никто и никогда, и вряд ли способен кто-то ещё сделать. И хотя в истории было немало случаев, когда нация мобилизовывалась, чтобы выжить и выстоять, но то, что продемонстрировал в войну советский народ – это за гранью человеческих возможностей. Но мы смогли.

Греция до сих пор гордится подвигом 300 спартанцев. Сложно сказать, как на самом деле все было в той донельзя далекой истории, но тот подвиг достоин восхищения. Как и любой подвиг вообще. Но у нас есть своя история, гораздо более впечатляющая и не такая далекая по времени и уж точно не менее героическая. У нас – это у всех 15 республик бывшего Советского Союза. В 1991 году нас разодрали дегенераты на части, но в 1941 году все поднялись плечом к плечу в час смертельной опасности.

А опасность, чтобы ни говорили расплодившиеся за последние 30 лет «эксперты», была одна для всех. И для русского, и для украинца, и белоруса с казахом или таджиком. Вот почему за единую Родину отдали жизни Яков Джугашвили, Владимир Микоян, Зоя Космодемьянская, Иван Черняховский и миллионы людей из всех республик большой страны.

Потому что это была не война в её привычном понимании, как, например, воевали Австрия и Франция времен Наполеона III. Это была война на уничтожение, и если Австрия или Франция однозначно остались бы Австрией и Францией вне зависимости от исхода войны, то наша страна такой не осталась бы. Для нас предусматривался план «Ост». То есть самый плохой сценарий из самых плохих, поэтому мы должны были выстоять. Другого выбора не было, и наши деды и бабушки выстояли. Выстояли на фронте и в тылу, показав всему миру, что такое есть единый народ.

Австрийский несостоявшийся художник после себя мемуаров не оставил, а вот его военачальники после войны понаписали немало макулатуры про «утерянные победы». Ну, кто имел такую возможность, а не получил возмездие по приговору Нюрнбергского трибунала, где судили гитлеровских бешеных собак. И читая мемуары битых арийских «сверхчеловеков», каждый раз изумляешься – это насколько же надо быть недалекими, чтобы вообразить себя некими избранными «нордическими полубогами» и только на основании этого бреда броситься покорять самую большую страну мира? С привычным к трудностям народом, да ещё тем самым народом, кто за всю свою тысячелетнюю историю всех завоевателей отправил на свалку истории.

Ни одному из гитлеровских генералов не пришла в голову простая мысль – а зачем мы слушали австрийского полуадеквата, распинавшегося о «колоссе на глиняных ногах», когда всего-то надо было запросить данные разведки. И после этого уже задаваться вопросом – а нам точно стоит связываться с таким серьезным противником, как СССР? Но нет. И после войны гитлеровские битые придурки распинались о морозе, партизанах и о том, что у Сталина оказалось слишком много танков и солдат. И «тридцатьчеверку» в СССР, по их мнению, «не вовремя» начали выпускать в огромных количествах, и Ил-2, и автоматы ППШ и пушки ЗиС-3. Вот если бы не горы современного оружия у Красной Армии и климат, как в Италии в степях под Сталинградом, уж немецкие полководцы однозначно не закончили бы войну в Берлине в начале мая 1945, подписав полную и безоговорочную капитуляцию. Уж они бы не дали победам «утеряться».

Но их мемуары были написаны позже, а 2 мая все было кончено. Жалко, что неизвестно имя того солдата, кто влупил последний снаряд из ЗиС-3 или СУ-76 в последнюю немецкую огневую точку, после чего в Берлине очагов сопротивления не осталось. Третьего рейха больше не стало, это был абсолютный разгром, и в 23 часа 30 минут 2 мая в Москве прозвучали 24 залпа в честь Победы в самой страшнейшей войне за всю тысячелетнюю историю страны. Это был не просто победный салют, это был салют в столице новой мировой сверхдержавы. Именно в мае 1945 года всем в мире стало ясно, кто отныне будет во многом определять мировую политику и в каком городе будут приниматься решения касаемо мироустройства.

Это был самый блистательный момент за всю историю страны с 862 года, если брать эту дату за точку отсчета существования России. Страна не просто выжила в самой страшной из войн, но показала такой характер и геройство, что ими будут гордиться столетия спустя.

У нас не было 300 спартанцев, как у греков, зато у нас были суровые мужики из дивизий Панфилова и Чуйкова, у нас были брат и сестра Космодемьянские, у нас был снайпер Василий Зайцев и Роза Шанина, у нас был безвестный герой-водила, вывозивший на своей пробитой осколками и пулями «мессеров» «полуторке» детей из блокадного Ленинграда.

И у всех нас была и навсегда осталась одна Победа весной 1945 года, когда все – будь ты русский или беларус, украинец или молдаванин, казах или грузин, армянин или татарин – отстояли свою страну от бешеных коричневых собак.
 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *