Гиркин «рассекретил» 2 варианта плана «наступления ВСУ»: «Россия проиграет в обоих случаях»

Гиркин «рассекретил» 2 варианта плана «наступления ВСУ»: «Россия проиграет в обоих случаях»

Иллюстративное фото из открытых источников

Ситуация на Востоке

Украина сосредоточила в непосредственной близости от линии соприкосновения на Донбассе около 70 тысяч «штыков», также сильная группировка собрана на Крымском направлении севернее Перекопа и до 100 тысяч человек задействовано в обеспечении вероятной войсковой операции в тыловых и вспомогательных подразделениях. Об этом заявил экс-командир НВФ «ДНР» Игорь Гиркин.

По его словам, по технике ВСУ располагают примерно двумя тысячами различной бронетехники (танки, БМП, БТР), полутысячей единиц тяжелой артиллерии, около 250 различных реактивных установок залпового огня, несколькими десятками зенитно-ракетных комплексов и 40−50 исправными боевыми самолетами и вертолетами. При этом он отмечает, что подразделения НВФ противостоять всей этой массе войск и техники не в состоянии даже относительно недолгое время. Гиркин пишет:

«Даже „списочный“ состав „корпусов“ не превышает 30 тысяч человек, а с учетом его реальной укомплектованности личным составом можно говорить о том, что в строю не более 20 тысяч человек, причем менее всего укомплектованы именно боевые подразделения, удерживающие линию фронта. В последних (особенно — в пехотных подразделениях) некомплект в 40−50% является „почти нормой“, а средний возраст самих фронтовиков колеблется в диапазоне 35−45 лет со значительной долей „тех, кому за 50“».

Он добавил, что перемирие на Донбассе привело к тому, что значительная часть членов НВФ полностью демотивирована или измотана, а часть — просто не обучены. Состояние техники практически всех десяти бригад, входящих в «корпуса и части корпусного подчинения» — удручающее. Полностью «мертвы» треть всех имеющихся танков, бронемашин и орудий, еще одна треть нуждается в ремонте для приведения в боеспособное состояние, и лишь треть — относительно боеготова. Хуже всего дела обстоят со средствами связи и управления. Гиркин уточняет:

«Изначально недостаточное количество фронтовых соединений, усугубленное огромным некомплектом, привело к тому, что фронт „корпусов“ в настоящее время представляет из себя редкую цепочку укрепленных постов, занимаемых „гарнизонами“ в 4−6 бойцов и имеющих скудные тактические резервы в несколько десятков бойцов в непосредственной близости от фронта. На ряде направлений между такими постами нет ни огневой, ни даже зрительной связи, а состояние установленных когда-то минных полей позволяет ДРГ противника гулять в корпусной тыл почти везде, где им заблагорассудится».

Бывший командир «армии ЛДНР» с горечью признает, что «фронт держит слабая рота, а то и взвод», поэтому при широкомасштабной атаке на значительных участках фронта ими невозможно будет «заткнуть все дыры». Он предполагает, что так как ВСУ якобы начнет атаки сразу в десятке или более мест, создав на направлениях всех ударов пяти-семи-кратное преимущество в силах, то прорывы фронта произойдут в первые 1−2 часа от начала наступления. Гиркин добавил:

«Если бойцам „корпусов“ придется сражаться самостоятельно, уже к исходу первых суток боев система управления „корпусами“ будет полностью разрушена, а сами бои примут характер „очагового сопротивления“ там, где бойцы и младшие командиры сумеют его организовать. Если прямого военного вмешательства РФ не будет, полный разгром „корпусов“ я прогнозирую к исходу вторых или третьих суток, а полное подавление сопротивления с выходом ВСУ к границе с РФ по большей части ее протяженности — к концу первой недели активных боевых действий».

При этом он объясняет, что ВСУ владеет абсолютной инициативой в выборе места и времени начала наступления, а «корпуса», соответственно, пассивно ждут — «где их будут бить». Также Гиркин спрогнозировал, как может развиваться наступление ВСУ на Донбассе:

«Перед ВСУ может быть поставлено две взаимосвязанные задачи:

— предпринять «разведку боем» в расчете на реакцию ВС РФ. В случае, если данная реакция последует в широком масштабе — захватить стратегически и политически важные позиции вблизи существующей линии фронта и сосредоточиться на их закреплении и дальнейшем удержании «от обороны»;

— в случае, если Москва не окажет ЛДНР прямой военной поддержки или окажет ее в незначительных количествах (либо несвоевременно), — развить первоначальные тактические успехи в стратегическое наступление с решительными целями: выходом к границе с РФ на всем ее протяжении, блокированием и «зачисткой» всей территории, включая крупнейшие городские агломерации — Донецк, Горловку, Луганск и другие.

Вариант 1: «Ограниченная атака». Предполагается, что ВС РФ активно включатся в боевые действия уже в первые часы после начала наступления путем ввода через границу войсковых соединений и нанесения ракетных (в первую очередь) и авиационных ударов по наступающим частям ВСУ, штабам, позициям артиллерии и узлам связи. В этом случае:

— в военном плане: после первоначального прорыва фронта, ВСУ постараются прорваться в Донецк и Горловку, закрепив за собой часть их городской застройки, и перейдут к обороне («предлагая» российским войскам и «корпусам» впоследствии вести тяжелые наступательные бои в городских условиях, разрушая собственную инфраструктуру и подвергаясь обвинениям в «геноциде мирного населения»). На южном направлении — захватить ряд важных тактических высот и позиций в районе Коминтерново (возможно — до Новоазовска включительно), Докучаевска (включая сам город) и в направлении Успенки (ближайшего пограничного транспортного узла, связывающего ДНР с РФ). Севернее Горловки вероятен прорыв на Дебальцево и захват части или целиком данного важного транспортного узла. На фронте ЛНР вероятны попытки уничтожить опорные пункты защитников в районе Желобка (давно сидящего у них костью в горле), а при быстром успехе — прорыв в агломерацию Стаханов-Алчевск. Штурм Луганска с севера представляется мне (на данном этапе) маловероятным;

— вспомогательные боевые действия: удары по коммуникациям силами артиллерии, БПЛА и ДРГ — с задачей нарушить/парализовать поддержку и питание фронта из тыла, не допустить быстрого ввода в бой резервов и переброски российских войск, создать панику и хаос среди населения (что позволит запрудить дороги массой беженцев, не позволяя маневрировать по ним войскам «корпусов» и ВС РФ).

В результате реализации данного плана украинские войска рассчитывают принять основное сражение (если Москва решится на него) в основном на заранее подготовленных и оборудованных в течение многих лет укрепленных позициях, улучшив свое положение в первые 1−3 дня операции. Далее возможны варианты действий в виде «возвращения к минскому диалогу с позиции победителя» или «продолжения позиционной войны на истощение» в ожидании, когда шквал санкций приведет к экономическому коллапсу РФ и (далее) к политическому коллапсу ее власти.

Вариант 2. В случае, если украинское командование убедится в неготовности ВС РФ к полномасштабной поддержке ЛДНР — наступление первых часов будет (после короткой передышки на оценку ситуации) продолжено на всю глубину, как указано выше.

— в военном плане (он выходит на первое место): добивая (или блокируя неподавленное) сопротивление в прифронтовой полосе и пользуясь почти полным отсутствием у «корпусов» оперативных и стратегических резервов, — подвижными группами совершить марш к границе с развертыванием новой линии обороны непосредственно вдоль нее, начиная с Новоазовска и далее к северу, с охватом Донецка с юга (удар в район Снежное — Красный Луч — Торез, с захватом указанных населенных пунктов) и с севера (через Дебальцево опять же на Снежное — Красный Луч — Торез). Одновременно, обойдя с юга агломерацию Стаханов-Алчевск (где велика вероятность создания узла организованного сопротивления) — развернуть наступление на Луганск по автотрассе вдоль Северского Донца (с севера) и от Дебальцево (с юга). После завершения операции по выходу к границе в местах всех основных пограничных переходов — разгром еще оставшихся резервов «корпусов» и стягивание кольца вокруг неподконтрольных городских центров с их дальнейшей поэтапной зачисткой».

Гиркин считает, что оба этих варианта будут проигрышными для Российской Федерации. В то же время, он выступает против того, чтобы РФ отказывалась от ОРДЛО, а предлагает Кремлю, предоставить «военную поддержку ЛДНР» «пока не поздно».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *