Долгое эхо войны. Южный рубеж обороны Москвы

Ровно 79 лет назад Москва стала прифронтовым городом, и хотя враг до столицы не дошел, отголоски «эха войны» сохранились до наших дней в виде памятников, оборонительных сооружений и погребений защитников города

К середине октября 1941 года положение под Москвой сложилось катастрофическое. После разгрома армий Западного и Резервного фронтов под Вязьмой и потерей почти 600 тысяч человек в Вяземском котле дорога на Москву была фактически открыта.

15 октября началось спешное строительство Московской линии обороны, а в самом городе началась паника. Все что можно было эвакуировать – пытались эвакуировать, все кто мог уехать – уезжали, да и просто уходили на восток пешком.

В самом городе на два дня воцарился самый настоящий хаос, так как мало кто сомневался в том, что Москва будет взята немцами, как уже были взяты ими столицы других союзных республик. В связи с этим минировались московские заводы и фабрики, метрополитен и прочие важные объекты.

Однако оставлять Москву, как в 1812 году, руководство страны не планировало. Столица должна была встретить врага во всеоружии, и если бы немцы взяли город, то только после ожесточенных боёв, а не зайдя в него без единого выстрела.

Недостроенную Московскую линию обороны спешно занимали наспех сформированные дивизии, а все железнодорожные пути, ведущие к столице с востока, были забиты прибывающими войсками из внутренних округов страны.

Москва готовилась сражаться, пойди история немного другим путём, немцы познали бы кошмар уличных боёв задолго до Сталинграда. И это не пустые слова – армия и москвичи были готовы драться за каждую улицу и дом, о чем красноречиво говорят ДОТы не только на московских окраинах, но и в Нескучном саду, в Сокольниках, на Серпуховском валу.

Однако до городских боёв дело не дошло – 5 декабря 1941 года в результате контрнаступления Красной Армии враг был отброшен от столицы, причем на весьма значительное расстояние.

Впрочем, и после декабрьского контрнаступления советские солдаты продолжали погибать в Москве точно так же, как и в самый тяжелый период битвы – в октябре-декабре 1941 года.

Напоминания о тех героических днях во множестве сохранились на юге Москвы, в районах Ясенево и Чертаново, где проходила одна из линий обороны. И глядя на многочисленные памятники, понимаешь, какая цена была заплачена советским народом за победу.

Недалеко от бывшей усадьбы, а ныне санатория Узкое, несколько лет назад был воздвигнут памятник жителям села Узкое, не вернувшимся с фронта. На мемориальной стеле выбиты 36 фамилий.

36 человек всего из одного, не самого большого подмосковного села, навсегда остались на полях сражений, своими жизнями заплатив за будущее страны, которого могло у неё не быть, если бы нацистам удалось реализовать свои людоедские «барбароссы» и «осты» и разорвать страну надвое, по линии Архангельск-Астрахань.

Там же, в Узком, на кладбище церкви Иконы Казанской Божьей Матери, есть и три воинских захоронения.

В первом покоится лейтенант-сапёр Д.Я. Черных, погибший 26 апреля 1942 года при обезвреживании немецких авиабомб. Несмотря на то, что в декабре 1941 года наступление советских войск отшвырнуло вермахт от столицы, отдельным бомбардировщикам люфтваффе нередко удавалось прорываться к Москве и сбрасывать бомбы как на столичные кварталы, так и на пригороды. Включая территорию нынешних Ясенево и Чертаново, о чем свидетельствует немалое количество воронок в Битцевском лесопарке, где проходили три пояса линии обороны Москвы.

Сложно сказать, что именно бомбили немцы: оборонительные рубежи, перепрофилированный в госпиталь санаторий Узкое, позиции зенитных батарей, а может, просто избавлялись от смертоносного груза, стараясь поскорее покинуть негостеприимное московское небо, пронизанное лучами прожекторов, пушечными очередями ночных истребителей и освещаемое бесконечными всполохами рвущихся зенитных снарядов.

Тем не менее, немецкие бомбы находили свои жертвы. Об этом говорят еще две могилы – сапёров И.Я. Тимохина и С.Д. Катунина, которые, так же, как и лейтенант Черных, погибли, обезвреживая неразорвавшиеся бомбы.

Незадолго до Вяземской катастрофы 12 октября 1941 года близ деревни Чертаново упал подбитый советский бомбардировщик СБ, возвращавшийся с боевого задания. Пилоты пытались дотянуть поврежденный самолет до аэродрома базирования в Бутово, но поняв, что сделать это не удастся, решили садиться на небольшом аэродроме в Чертаново.

На самом краю летного поля машина разбилась, и все три члена экипажа – лейтенанты Ю.П. Тихомиров, А.Я. Ончуров и сержант П.А. Ворона – погибли. В круговерти военного лихолетья о месте падения бомбардировщика позабыли. Только в начале семидесятых годов строители домов на Кировоградской улице наткнулись на обломки машины.

В 1971 году на месте гибели самолета и его экипажа был установлен памятный знак, а в 1995 году был создан полноценный мемориал, включающий в себя фрагмент плоскости бомбардировщика и его винт. Поисковики смогли найти в архивах и личные дела лейтенантов Тихомирова и Очурова, благодаря чему удалось навечно запечатлеть их лица на гранитной плите мемориале.

Хочется надеяться, что для детей, играющих на расположенной рядом с мемориалом детской площадке, это свидетельство подвига советских летчиков не будет восприниматься как какое-то непонятное сооружение, воздвигнутое неизвестно зачем.

К сожалению, сейчас нередки такие случаи, когда подрастающее, да и уже подросшее поколение, не может внятно сказать, кому и за что воздвигнуты памятники во многих российских городах. Многие вообще имеют смутное представление о Великой Отечественной войне, словно она была не несколько десятилетий назад, а чуть ли не во времена Киевской Руси.

Хотя чему тут удивляться? Нынешние молодые люди росли в лихие и жуткие девяностые годы, когда рухнул привычный уклад советской жизни и кардинально поменялись все ориентиры. Соответствующим было и отношение к памятникам военной поры.

Так уж получилось, что в Битцевском лесопарке практически в нетронутом виде сохранился весьма внушительный фрагмент линии обороны Москвы. Помимо окопов, ходов сообщений, стрелковых ячеек и противотанковых рвов сохранилась дюжина противоосколочных пулеметных колпаков, или ЖБОТов.

Некоторые сохранились неплохо, а некоторые, например, у Днепропетровской улицы, были извлечены со своих штатных мест, опрокинуты и годами использовались как урны. К счастью, за последние годы отношения к ним изменилось, их привели в божеский вид, покрасили и снабдили соответствующими табличками. Но всего несколько лет назад в них совершенно спокойно швыряли пустые бутылки и прочий мусор.

Битцевские пулеметные колпаки являются наглядным напоминанием о трудовом подвиге народа. Всего за три месяца, с 15 ноября по 15 декабря 1941 года, тысячи москвичей, в основном женщин, стариков и подростков, вырыли сотни километров траншей и противотанковых рвов, нередко под бомбежкой, в дождь, снег и холод. Линия обороны была усилена как пулеметными колпаками, так и орудийными ДОТами, один из которых сохранился на Новоясеневском проспекте.

Объем земляных работ был проделан поистине колоссальный, и остается только поражаться той самоотдаче, с которой простые москвичи – женщины и подростки – строили Московскую линию обороны. И если о военных подвигах пишут книги и снимают фильмы, то трудовой подвиг народа незаслуженно отодвинут на второй план. Хотя труженики тыла внесли в Победу не меньший вклад, чем фронтовики, точно так же испытывая лишения, недоедая, недосыпая и, нередко, погибая.

Так как большинство пулеметных колпаков в Битцевском лесопарке сохранились хорошо, не составит большого труда один из них сделать частью экспозиции, увековечивающий трудовой подвиг москвичей. Да и средства на это потребуются мизерные.

Например, так уже было сделано несколько лет назад, когда было принято решение расширить экспозицию располагающегося между улицами Кировоградская и Чертановская парка 30-летия Победы.

Один из пулеметных колпаков переехал из Битцевского лесопарка чуть восточнее и теперь установлен в парке. По соседству со злейшим врагом советских танкистов – 75-миллиметровой противотанковой немецкой пушкой Pak-40. Пушка, правда, выглядит так, словно по ней проехался Т-34, что, тем не менее, не делает этот экспонат менее ценным.

В парке установлено ещё одно орудие – советская 85-миллиметровая зенитка 52-К, такие пушки защищали небо Москвы всю войну, и на их счету не один десяток сбитых немецких самолетов.

С момента окончания войны прошло 75 лет. Многим уже сложно оценить её масштаб, чудовищность понесенных потерь, да и вообще, вряд ли кто сейчас способен дать взвешенную оценку событиям почти восьмидесятилетней давности. Даже историки не могут прийти к общему мнению, чего уж говорить о простых людях, нередко бесповоротно отравленных всей той антисоветской пропагандой, что имела место начиная с перестроечных времен, когда история Великой Отечественной войны кем только не извращалась.

Однако понять, чем же была война для советского народа, просто: достаточно всего лишь посетить юг Москвы. Районы Ясенево и Чертаново, до которых хоть и не дошли дивизии вермахта, но в которых сохранилось немало свидетельств той тяжелой борьбы, что вел народ против гитлеровских захватчиков.

Даже на таком небольшом участке, от Новоясеневского проспекта и до Чертановской улицы, от орудийного ДОТа и до парка 30-летия Победы, имеются фрагменты практически полностью сохранившихся укрепрайонов, памятники и воинские захоронения. Что уж говорить про те районы Подмосковья, да и всей некогда единой советской страны, где гремели бои и шли жесточайшие сражения. И где земля в прямом смысле пропитана кровью советских солдат.

Не исключено, что единственная небольшая экскурсия по Ясенево и Чертаново любознательному и думающему человеку скажет гораздо больше, чем многочисленные книжки и телепередачи разного рода «историков», с умным видом поливающих грязью историю Великой войны и великого подвига советского народа.

Фото © Александр Плеханов (кроме указанной отдельно)

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *