Итоги русско-японской войны – почему такое стало возможным?

Стоит ли после этого удивляться, что царских золотопогонников, которые всю жизнь вроде бы только и делали, что обучались военному делу, успешно лупили в Гражданскую войну слесарь Ворошилов и плотник Чапаев? 

Ровно 115 лет назад, в сентябре 1905 года, завершилась русско-японская война, результаты которой удивили, без преувеличения, весь мир.

Россия потерпела в той войне поражение, лишилась почти всего флота на Балтике и в Тихом океане, потеряла половину Сахалина, но что самое удивительное – русская армия проиграла абсолютно все сражения. А ведь русская армия на начало ХХ века считалась одной из самых сильных в мире и самой многочисленной.

И если с неудачами на море ещё как-то можно было смириться – всё-таки Россия никогда не претендовала на роль великой морской державы типа Британии, – то поражение русских войск стало самым настоящим национальным унижением. Это просто не укладывалось в голове, что русские чудо-богатыри и наши прославленные всеми предыдущими войнами «солдатушки бравы ребятушки» оказались биты какими-то неведомыми японцам, о существовании которых до войны многие вообще не подозревали.

Огромными были и репутационные потери страны, которая после Порт-Артура, Мукдена и Цусимы в мире воспринималась уже не так, как раньше. Русский медведь, конечно, продолжал вызывать в Европе определенные опасения, но не настолько серьёзные, как, скажем, во времена Николая I. Впоследствии это скажется на подготовке к будущей мировой войне с Германией и Австро-Венгрией.

Видимо, от своих успехов растерялись и сами японцы, которые явно не ожидали, что им удастся так легко справиться с достаточно мощным противником, имеющим славную военную историю, традиции, самую большую в мире армию и вполне современный флот.

Японцы перед войной планировали всего лишь нейтрализовать русское влияние в Корее и Китае, но по итогам войны получили ещё и очень немаленький кусок непосредственно русской территории, значительно увеличили за счёт трофеев флот и получили замаскированную, за якобы содержание пленных, контрибуцию. А влияние России на долгие годы в дальневосточном регионе фактически сошло на нет.

Но почему всё это стало возможным? Как вообще могла Япония напасть на такого серьёзного противника, как Россия, который ей явно был не по зубам?

Не секрет, что японцы прекрасно знали, что финансовые, да и другие возможности двух стран были несопоставимы, что Россия может воевать, сколько ей захочется. Хоть год, хоть пять, да хоть целое десятилетие, а вот Япония такую роскошь не могла себе позволить.

Япония располагала относительно сильным флотом, но и русский флот не был откровенно слабым, а численно вообще превосходил японский. К тому же Россия могла строить корабли самостоятельно, а Япония могла рассчитывать только на покупку кораблей в других странах.

Пойди война чуть успешнее для России и потеряй Япония не два броненосца, а три-четыре, и не приобрети броненосные крейсера в Италии, положение японцев на море очень быстро стало бы незавидным.

Откровенно ничего не светило Японии и на суше, проведи Россия полноценную, нормальную мобилизацию и отправь на Дальний Восток элитные гвардейские части. Так что японцы очень сильно рисковали, нападая на Россию, имея в перспективе очень хорошие шансы получить не Порт-Артур и половину Сахалина, а подписать собственную капитуляцию в Токио. Уж больно в разных «весовых категориях» находились обе страны.

Но в русско-японской войне победила Япония. И победила главным образом потому, что, как абсолютно справедливо заметил С. Витте, «не Россию разбили японцы, не русскую армию, а наши порядки, или правильнее, наше мальчишеское управление 140-миллионным населением в последние годы».

Говоря более понятным языком – уже откровенно перегнившая 300-летняя династия Романовых проиграла молодой, пассионарной Японии задолго до первых выстрелов русско-японской войны. Проиграла во всём, начиная от разведки, подготовки к войне, заканчивая отвратительным планированием операций на суше и на море.

На фоне достаточно невысокого профессионализма и полководческих талантов японских генералов русские генералы оказались ещё хуже, демонстрируя просто чудовищную некомпетентность, потому что по сути это были и не генералы, а военные бюрократы.

Самодержавие, как и любая другая малоэффективная, забронзовевшая, косная вырождающаяся власть, всегда опиралась на бюрократию, вот и воевать отправили не стратегов и профессионалов, а того, кто был под рукой – бюрократов с лампасами.

Тот же командующий Манчжурской армией генерал Куропаткин был неплохим управленцем, но отвратительным полководцем. Тот же командующий Второй Тихоокеанеской эскадрой адмирал Рожественский организовал сложный переход с Балтики до Японского моря почти сорока кораблей, продемонстрировав хорошие организаторские способности, но за многомесячное плавание так и не придумал ничего, чтобы спасти от разгрома вверенную ему эскадру. Не говоря уж о том, чтобы победить.

О степени его компетентности говорит хотя бы тот факт, что он «прорывался» через Корейский пролив черепашьим ходом, с госпитальными судами, благодаря которым японцы обнаружили русскую эскадру, и с транспортами. А всё сражение свелось фактически к расстрелу русских броненосцев японцами, как на учениях. Никакой тактики, планов, заранее заготовленных наработок – ничего. Только методичное многочасовое избиение.

Абсолютно прав был Витте – это не японцы разбили нас. Это мы сами сделали всё, чтобы разбивать наши войска и эскадры врагу было максимально комфортно. Наши увешанные орденами генералы и адмиралы, может, и выглядели браво и воинственно, но для японцев они были не опасней рождественских ёлок с их мишурой. Кстати, по интеллекту многие не сильно от ёлок и отличались.

Как справедливо отметил российский историк Алексей Исаев: «Полководческий талант сродни музыкальному слуху. Если его нет, то никакая учёба не поможет. Академическое образование само по себе не даёт никаких гарантий успеха на поле боя. Поэтому в любой армии при переходе от мира к войне происходит жесткий отбор военачальников всех рангов, отсеивающий тех, у кого «нет слуха» на музыку сражения». («Георгий Жуков. Последний довод короля»).

Всё это так, но не совсем так. В русской армии эпохи Николая II действовали немного другие правила, и если часть генералов и адмиралов после русско-японской войны отправили в отставку, то, например, фантастически глухой к «музыке сражения» Куропаткин умудрился ещё так же бездарно покомандовать Северным фронтом в Первую мировую войну. Его не отсеяли за профнепригодность, его опять поставили на ключевой пост против ещё более сильного противника, и он точно так же, как под Мукденом, грубо выражаясь, обгадился.

И тут вопрос даже не конкретно к Куропаткину – ну какой спрос с откровенного бездаря, – а к тому, кто этого бездаря назначал на ключевые должности. Да и ладно бы он всего один раз был бы назначен на пост командующего и потом, мягко говоря, не оправдал надежд и был отправлен в отставку. Так ведь нет же, и вот это самое печальное.

Ну, а чего его изгонять из армии? За Мукден и за то, что не деблокировал Порт-Артур? Человек-то он был, в целом, неплохой и многих людей по фамилии Романов знал очень хорошо. «Своим парнем» он был, если уж совсем просто выражаться, вхожим, может, и не в ближний, но всё же круг. Ну подумаешь – не показал суворовского таланта, так его мало кто показал. Россия, правда, в том числе и по его вине, рухнула вскоре в пропасть, но кто же знал, что всё будет так плохо?

А за несколько лет до этого самого падения в пропасть весь мир смотрел на ход русско-японской войны и не мог поверить своим глазам. Это каким же количеством бездарей в генеральских погонах надо было запастись и как тщательно их отсортировать, чтобы умудрится проиграть уже выигранные сражения? А как можно было потерять, например, целую дивизию в гаоляне?

Вы думаете, это скверный анекдот, когда более 10 000 человек с огромным обозом теряются не в труднопроходимом болотистом Полесье, а всего лишь в… высокой траве? Нет, это так воевала николаевская армия. Зайти в высокую, по сути, траву и пропасть на черт его знает какой срок, потому что солдаты и офицеры… заблудились?

Вы думаете, это анекдот, когда Рожественский идёт на прорыв во Владивосток, но следом за затемненной эскадрой пускает освещенные, как Бродвей в Рождество, госпитальные суда, чем себя и обнаруживает? А наутро, когда вокруг русской эскадры начинают болтаться японские корабли и истерично верещать в эфире, передавая численность и курс эскадры, именно Рожественский запрещает глушить их сигналы. А когда у некоторых артиллеристов не выдерживают нервы и они начинают швырять снаряды в обнаглевших японцев, то какой приказ отдает Рожественский? Правильно – по врагу… не стрелять. Ну не надо стрелять по врагу, ведь это же… враг!

Потом самый позорный адмирал в мировой истории делает нереально тупой финт ушами, и японцы в первые же минуты боя буквально измочаливают снарядами два флагманских броненосца «Ослябя» и «Князь Суворов».

Первый не выдержал и 45 минут расстрела и затонул, а уже через полтора часа «Суворов» превратился в корабль-призрак, плавая неприкаянным гигантским погребальным костром по волнам Японского моря, причем ещё и обстреливаемый собственной эскадрой. «После попытки «Александра III» прорваться под хвостом опередившего неприятеля, «Суворов», бродивший вне строя… приняли за пострадавшее японское судно и со своей стороны подвергли его обстрелу. («Цусима». А. Новиков-Прибой)».

Вопрос – вот насколько надо быть не просто дураком, а феерическим дураком, чтобы так сражаться, когда по тебе стреляют собственные корабли? И другой вопрос – а насколько надо быть дураком, чтобы феерическому дураку-бюрократу Рожественскому доверить эскадру и жизни тысяч русских моряков?

«Бродящий вне строя» флагманский броненосец, по которому стреляют свои – это символ. Символ николаевской России, без руля и ветрил, символ зашкаливающей дурости и умственного разложения. С грядущим очевидным финалом, который не замедлил сказаться.

Стоит ли после этого удивляться, что царских золотопогонников, которые всю жизнь вроде бы только и делали, что обучались военному делу, успешно лупили в Гражданскую войну слесарь Ворошилов и плотник Чапаев? А их последователи, например, бывший молочник Катуков, стал первым, кто обломал рога танкистам Гудериана, сорвав им «легкую прогулку», как они считали, по территории СССР.

Немцы ожидали в 1941 году встретить подобие царской армии и куропаткиных, но встретили Катукова и навсегда остались лежать в братских могилах вдали от фатерлянда. И с блицкригом как-то не задалось…

А другие последователи Чапаева и Ворошилова за десять дней отлупили миллионную Квантунскую армию, заняв Порт-Артур без единого танка и даже без единой пушки. Да даже ни разу не выстрелив по врагу из чего-то более серьезного, чем автомат ППШ. Это вам не генерал Стессель, которого Николай II называл героем и который, превосходя японскую армию по артиллерии, умудрился сдать крепость и подарить врагу сотни пушек, всю Первую Тихоокеанскую эскадру и тысячи снарядов.

Объяснялась такая разница в результатах просто – советский строй оказался куда более гибким и напрочь лишенным убийственного для страны «мальчишеского управления», о чём горько сетовал Витте. Самодержавие если чем и изумляло весь мир, так своими бесконечными провалами. И конечно же, удушением свобод.

Когда ты профнепригоден и попросту глуп, а народу это, конечно, не может нравится, то остается только закручивать гайки.

Не случайно постперестроечный «герой» той самой России, «которую мы потеряли», – П. Столыпин – был не столько великим реформатором, сколько великим реакционером. Как раз немало сделавшим для того, чтобы страна была обречена на великие потрясения, а не на стабильность. Хотя и говорил совершенно обратное, да ещё и верил в свои же слова.

Разумеется, все те плакальщики о хрустобулочной России прекрасно знают, что она собой представляла и кто ею руководил и как именно бездарно руководил. Но из-за зашкаливающей ненависти к Советскому Союзу они все равно будут утверждать, что в те прекрасные времена народ довольно хрустел французской булкой, в отличие от проклятого «совка».

Может народ и хрустел, правда, сначала его немножко постреляли бравые царские гвардейцы 9 сентября 1905 года, а потом до Цусимы добралась эскадра стоимостью в десятки миллионов народных рублей, но с копеечными паршивыми снарядами. Да ещё и под руководством самого бездарного адмирала, какого только можно было отыскать на белом свете – но кого такие мелочи волнуют? Как и пресловутые «столыпинские галстуки», которыми усмирял Россию человек, которому сейчас памятники ставят.

Русско-японская война, вернее, её позорные результаты, стала историческим проигрышем самодержавия, а не великой страны с тысячелетней историей. Россию, как бы она ни называлась в разные исторические отрезки, поставить на грань государственного исчезновения пока никому не удавалось и маловероятно, что удастся. А вот унизить в глазах всего мира можно, главным образом, благодаря фантастическим дуракам на ключевых постах.

Да, в начале ХХ века страна пережила очень непростой момент в своей истории, который до сих пор не находит общепринятого понимания и оценки. Но можно привести всего лишь очевидные факты, чтобы понять, что пережила страна.

В 1904-1905 годах дело дошло до того, что огромную Российскую империю, с огромной миллионной армией (а при тотальной мобилизации и десятимиллионной), весьма приличным флотом и хорошей «подушкой безопасности» в виде золотовалютных, как сказали бы сейчас, резервов, без серьёзных усилий избила крошечная островная Япония, только недавно вышедшая из Средневековья.

Когда японская армия в доспехах стреляла из луков и махала катанами, наш великий полководец Суворов громил из артиллерии французов сильно южнее Женевы. И каких французов! И абсолютно прав был И.В. Сталин, сказавший в 1945 году, что поражение в русско-японской войне легло чёрным пятном на нашу страну. Хотя он мог прямо сказать – и был бы абсолютно прав, – что пятно позора легло не из-за того, что японцы были какими-то запредельно умелыми вояками и что их армия была фантастической.

Пятно позора легло на страну потому, что ей правил клан Романовых, причем не тех Романовых, которые сделали Россию великой империей, а тех Готторпов, которые начали уже вовсю бегать от собственного народа, прячась по царским сёлам и прочим углам. Которые весь государственный управленческий аппарат превратили конкретно в анекдот. Если не хуже.

Это до какого же запредельного маразма надо было дойти, чтобы министр обороны огромной империи Сухомлинов оказался немецким шпионом? Чтобы безграмотный «старец» Григорий Распутин был одной из самых влиятельных фигур в стране? Чтобы контракты для русской армии по пушкам решались в спальне какой-то балеринки?

Так что чего удивляться – как только в выгребную яму истории отправились бездарные управленцы, гражданские и военные, десятилетиями взращиваемые косной, негибкой и подчас совершенно неадекватной Системой, да к тому же ещё и чудовищно коррумпированной и не отвечающей духу времени, страна реально «вспряла ото сна, и на обломках самовластья» были написаны новые имена. Королёва, Янгеля, Микояна, Жукова, Рокоссовского, Конева, Малиновского, Лавочкина, Орджоникидзе, Лихачёва и т.д. – список великих сынов России можно расписать на несколько страниц.

Можно было бы вспомнить и другие, безусловно заслуживающие упоминания имена. Но дабы не травмировать хрустобулочную ранимую психику и никого не доводить до истерики, давайте просто попытаемся себе представить, что было бы с Японией примерно через три месяца после её атаки Порт-Артура в 1904 году? Но при том, что во главе страны стоял бы товарищ Сталин, а начальником Генштаба был бы Жуков. Ну и где-то рядом находились бы товарищи Рокоссовский, Катуков, Говоров, Малиновский, Василевский, Шапошников, Конев, Ванников и др. Да и давайте уж, не кривя душой и совестью, вспомним маршала Л. П. Берию. Его имя изрядно обгадили, но…

Японии тогда точно никто не позавидовал бы, при таких военачальниках.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *