Анна Долгарева: О поколении непуганых идиотов перед бездной кризиса

Впереди еще очень интересные изменения на карте мира. Наши светлолицые юноши и девушки боятся? Правильно боятся. Мы считали потерянным поколением себя, поколение восьмидесятых-девяностых с войнами, терактами, нищетой, Донбассом. Но мы не потерянное поколение, мы – искалеченное. А что будет с вами, ребята?

О, какое поколение непуганых идиотов выросло за последние двадцать лет. Пока мы учились выживать, готовить ужин на четыре персоны, имея на руках пять картошек и одну сосиску, пока мы охреневали от свалившегося нам на голову огромного мира и пытались приспособить его к нашим бытовым реалиям, пока мы играли с этим миром и пробовали на прочность то его, то себя, выросло поколение светлоглазых мальчиков и девочек из сытых нулевых.

Эти мальчики и девочки не знали других проблем, кроме как из журналов по поп-психологии, поэтому сейчас они – самое умное и продвинутое поколение, поколение феминизма и профеминизма, поколение ненасилия и, разумеется, поколение, глубоко уверенное, что именно они – самые травмированные травматики на этой планете, потому что в пятом классе авторитарный отец принуждал их получать хорошие оценки по математике, и с тех пор травма нелюбви глубоко поселилась в их сердцах и оправдывает все. А вокруг – абьюзеры и манипуляторы, но храбрые наши светлоглазые юноши и девушки из Твиттера устоят.

Пишет все в той же соцсети одна знакомая. Дескать, ее подруга в пьяном виде дала пощечину своему молодому человеку, тот обиделся и замолчал. Угадайте, кого ругают читатели? Правильно, молодого человека.

Они возмущаются тем, что он манипулирует ею, ведь молчание – это манипуляция. Они советуют ей бросать этого манипулятора. Женские советы из поп-журналов, книги об абьюзерах проникли в массовое сознание солнечных детей сытых нулевых.

Если сейчас тяжелой поступью грянет коронавирус или что-то посложнее, выживут не молодые и здоровые – выживут старые и больные, покоцанные Чернобылем, изъязвленные девяностыми, от тридцати и старше, потому что солнечные дети созданы для выживания в солнечной стране. Они могут немного поиграть в революцию, потому что это безопасно, но в отличие от настоящих революционеров, в отличие от тех же запрещённых ныне нацболов, по-настоящему гибнувших, по-настоящему голодавших, по-настоящему пытавшихся принести в мир свою революцию, — эти дети в нее играют. И искренне удивляются, что им не подыгрывают, потому что весь мир – для них. Так научили их родители, старающиеся поскорее забыть о неприятных вещах, которые им пришлось испытать в детстве и юности.

Вот, маленький, ты – центр мироздания, весь мир тебе должен.

Поэтому когда маленький играет в революцию и баррикады, например, то оказывается крайне удивлен тем, что позицию «весь мир теперь должен мне» не разделяют неприятные люди в форме Росгвардии, а затем неприятные люди в судейской форме.

И все же – забавно было бы, если бы пришлось сейчас выживать. Пусть даже грянула бы не революция, а кризис. Такой настоящий, конкретный кризис, где никакой тебе зоны комфорта, никакого селф-спейса (это «безопасное пространство», но по-английский все звучит более благородно).

Выкрутятся те, кто в девяностых был челноками, конечно, приспособятся, хоть и не сразу, те, кто в эти девяностые рос, будут ругаться, потому что уже привыкли к полетам в Европу и на Кипр, но все же справятся, придумают что-то. Но что делать поколению тепличных детей, что с ними будет?

Поначалу, конечно, попробуют привычное: поиграть в революцию – но быстро поймут, что тут уже с ними церемониться не будут, как не церемонились с нацболами. Вскричат: «Валить, пора валить» — но валить не на что и некуда, не яблочные же сады обтрясать. Кризис переварит их, легко, как жидкую пюрешку, останутся единицы, кто станет другими, незнакомыми.

А ведь мир наш меняется, и кто может гарантировать, что нынешняя нефтяная жирная сытость продлится долго?

Да вот хоть этот несчастный вирус, увенчанный короной, — он уже отсекает пути туристов, самолетных сообщений, уже начинает менять наши существующие реалии, хотя, конечно, не приходится ожидать, что он выкосит половину земного населения и мы начнем жить в забавном постапокалипсисе, вроде того, что показывают в фильмах и подростковых антиутопиях.

Впереди еще очень интересные изменения на карте мира. Наши светлоглазые юноши и девушки боятся? Правильно боятся.

Мы считали потерянным поколением себя, поколение восьмидесятых-девяностых с войнами, терактами, нищетой, Донбассом. Но мы не потерянное поколение, мы – искалеченное.

А что будет с вами, ребята? Останетесь ли вы в истории, проскочите ли вы через нее незамеченным солнечным лучиком, неясным воспоминанием, запахом исчезнувшего цветка?

Танец комет начинается. Скоро будет интересно.

Бедные мои, бедные дети.


Анна Долгарева

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *