Россию может победить только… сама Россия

За более чем тысячелетнюю историю России наибольший ущерб стране наносили не иноземные захватчики, а внутренние распри


Фото с сайта wikimedia.org

Если посмотреть на прошедшие столетия, от древнерусского государства и до современности, то выяснится одна любопытная вещь. Хотя она и раньше ни для кого не была особым секретом. Когда Русь-Россия была устойчива внутренне, то могла противостоять любым угрозам извне.

Более того, страна практически всегда выходила победителем из любого противостояния, и это не голословные ура-патриотические утверждения, а исторические факты. К этому стоит добавить и другой факт: Россия, может, и не с лёгкостью, но неизменно, раз за разом, «обламывала рога» многим мировым сверхдержавам.

Начать стоит с Византии. Как известно, наша духовная праматерь – Восточная Римская империя, была с V и до начала XIII века мировой сверхдержавой. Границы Византии в моменты её могущества простирались от Испании до Армении, а Средиземное море было внутренним морем империи. Однако это не сильно смущало древнерусских князей, которые вполне успешно воевали с Византией и осаждали её столицу Константинополь.

Про прибитый к вратам Царьграда в 907 году щит князя Олега упоминать не будем, ибо это типичный пропагандистский штамп и не более. Кто видел укрепления Константинополя, тот сразу поймет, что древнерусская армия банально не имела возможности преодолеть знаменитую стену Феодосия. Это удалось сделать только туркам в 1453 году, а до этого она оставалась неприступной.

Тем не менее, даже не взяв византийскую столицу, древнерусские князья наделали в империи изрядного «шороху», и византийские императоры предпочли иметь Русь в союзниках, а не во врагах.

Тяжелейший удар по Руси нанесло татаро-монгольское нашествие, фактически покончив с русской государственностью. Трагический ход войны 1237-1238 гг был обусловлен тем, что Русь была раздроблена, впрочем, даже объединив все силы, она вряд ли смогла бы отразить Батыево нашествие. Как не смогла это сделать в 1241 году Восточная Европа.

Вне всякого сомнения, средневековая Орда была мировой сверхдержавой, под гнётом которой Русь находилась не одно столетие. Однако всё для Орды закончилось плачевно, и её могильщиком стала как раз Русь, хотя ослаблению ордынской сверхдержавы и её исчезновению немало способствовали внутренние распри.

В начале XVI века начинается натиск на Восток возрожденного и объединенного под московским началом русского государства, после чего обе столицы Золотой Орды – Сарай-Бату и Сарай-Берке – сохранились только в исторических хрониках. Грубо говоря, возрожденная после татаро-монгольского ига Русь оставила от Орды одни воспоминания. И забрала себе практически всю её территорию. То есть многовековое противостояние Руси и Орды закончилось полной и безоговорочной победой русского государства.

Русские столицы, такие, как Киев, Владимир и Москва, несмотря на разорения, существуют до сих пор, а вот где находились ордынские, историки вроде как знают, что, однако, не мешает им спорить по данному вопросу до сих пор.

В своё время Руси пришлось сражаться не на жизнь, а насмерть с такими западными соседями, как Польша, Литва, Швеция и немецкими рыцарскими орденами. Для Польши это закончилось её исчезновением в XVIII веке, некогда мощная Литва исчезла ещё раньше, а немецкое «дранг нах остен» остановил в XIII веке Александр Невский.

Что касается Швеции, то именно противостояние с Россией – поначалу успешное для шведов – закончилось для них тем, что шведские короли сочли за благо переквалифицироваться в пацифисты, особенно после того, как в 1809 году русская армия появилась близ Стокгольма. После этого о Швеции как о мощной военной державе никто не вспоминал. Включая самих шведов.

В начале XIX века мировой сверхдержавой стала Франция, во многом благодаря военному гению Наполеона Бонапарта. Загнав силой оружия большинство европейских стран в наполеоновский Евросоюз, французский император корсиканского происхождения в 1812 году полез искать счастья в Россию, что закончилось уничтожением 600-тысячной Великой армии.

В знаменитой «Битве народов» под Лейпцигом значительную роль сыграли русские войска, после чего хребет наполеоновской военной машине был сломан, и вскоре русская армия вошла в Париж, а Россия записала на свой счет ещё одну мощную страну, противостояние с которой закончилось в нашу пользу.

Был у нас ещё один крайне опасный и беспокойный южный сосед – Османская империя. Средневековая мировая сверхдержава, наводившая ужас на Европу почти 250 лет. Турки уничтожили Византию, поработили Грецию, Болгарию, Сербию, Албанию, на востоке граничили с Персией, на юге дошли до Индийского океана и Персидского залива, а на западе стояли под стенами Вены.

Кроме того, Османская империя «крышевала» Крымское ханство, которое долгое время причиняло русскому государству большие неприятности. Неудивительно, что с Турцией Россия воевала больше всех в своей истории и в череде этих бесконечных военных кампаний фактически низвела турецкую сверхдержаву до уровня крупной региональной страны и не более.

Россия отвоевала у Турции побережье Черного моря и Крым, вышла к Дунаю, с помощью России независимость получили православные Болгария, Сербия и Греция, и именно российское давление на османов навсегда сняло турецкую угрозу странам центральной и южной Европы.

Разумеется, нельзя не упомянуть Германию. Наше противостояние с немцами началось в XIII веке, когда германские рыцарские ордена, получившие по шее в Святой земле, от привычек ходить на Восток не избавились. Только в этот раз они решили покорить не ближневосточные палестины, а северо-западную Русь, где также отхватили по полной.

Потом с немцами воевал Иван Грозный, передавший эстафету уже российским императорам, но наиболее яростная схватка произошла в XX веке, причем вопрос стоял не о потере отдельных территорий, а о существовании русского народа. И опять всё закончилось для немцев плохо – знаменем Победы над Рейхстагом в мае 1945 года.

К сожалению, наибольшие дивиденды по окончании второй Второй мировой войны получили американцы, распространив своё влияние на весь мир, утвердив доллар в качестве мировой валюты и сказочно обогатившись. СССР фактически так и не воспользовался плодами Победы, а был вынужден практически без передышки вступить в Холодную войну, но подкосило его не противостояние с внешним врагом, а разложение и предательство партноменклатурной гнили.

Гнильём отчетливо несло уже от окружения Андропова, да и от него самого тоже, ну а когда генсеком был назначен ставропольский «перестройщик», то крушение страны и новая смута стали лишь вопросом времени.

Будущим историкам ещё предстоит дать исчерпывающий ответ, какую цену народ заплатил за «перестройку», развал СССР и последующие либеральные «реформы». Но наверняка счет жертв, если не прямых, то уж точно косвенных, будет сопоставим с гитлеровским нашествием.

Как известно, в начале XX века Россия понесла самые тяжелые потери не в Первую мировую, а в Гражданскую войну, когда страна уничтожала сама себя и каждая пуля, неважно чья – красная или белая – обрывала русскую жизнь.

За столетия своего существования Россия продемонстрировала удивительную устойчивость к внешнему воздействию, но неизменно тяжелейшие потери страна несла в годы смут, и горбачевско-ельцинская эпоха не стала исключением. И не надо думать, что если на улицах российских городов одни граждане не стреляли в других, то и жертв было мало.

Жертв было много, достаточно зайти на любое кладбище или посмотреть демографическую статистику после 1991 года. Сотни тысяч русских людей погибли в криминальных разборках, десятки тысяч сложили головы в локальных конфликтах, неизвестное, но весьма значительное число умерло от нищеты, безысходности, плохой медицины, спились, сели на иглу и пропали без вести.

Огромное число граждан уехало из страны и вряд ли когда вернется, поэтому и их можно записывать в безвозвратные потери. Как и разрушенные заводы, НИИ, обанкротившиеся предприятия и деградировавшую экономику.

Россию никогда не мог сломить ни один внешний враг, каким бы сильным он не был, но вот когда Россия начинала воевать с Россией, то последствия этого всегда были не только страшные и жуткие, но и навсегда меняли уклад страны, её ментальность и траекторию движения в мировой истории.

И не надо думать, что сейчас, на излёте 2019 года, в, казалось бы, спокойную эпоху «стабильности», о чём нам без конца рассказывает телевизор, можно успокоиться и перевести дух. Нет, как показывает история, каждый раз, по истечении 20-30 лет с момента исторического перелома, в стране обострялись многие внутренние процессы, что нередко приводило к весьма трагическим событиям.

Причем эти грядущие события вполне отчетливо предсказывались многими, достаточно вспомнить бессмертные строки Пушкина: «Товарищ, верь: взойдет она, звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна…» и т.д. Вторили ему и десятки других писателей, поэтов и философов, но косная, каменнолобая и чугуннозадая власть была способна отвечать на любое проявление свободомыслия лишь репрессиями, плодя и множа своих противников в разы эффективней, чем любые прокламации и революционные листовки.

Умнейшие люди России знали и не сомневались, что исторически переломный «1917 год» рано или поздно наступит. Знали за многие десятилетия до выстрела «Авроры».

Наиболее точно и ёмко выразился на этот счет один из ключевых политиков России начала ХХ века С. Ю. Витте: «Большинство наших дворян представляет собой кучку дегенератов, которые кроме своих личных интересов и удовлетворения личных похотей, ничего не признают, а потому и направляют все усилия на получение тех или иных милостей за счёт народных денег, взыскиваемых с обедневшего русского народа для государственного блага… В конце XIX и начале XX века нельзя вести политику средних веков, когда народ делается, по крайней мере в части своей, сознательным, невозможно вести политику несправедливого поощрения привилегированного меньшинства за счёт большинства. Правители, которые этого не понимают, готовят революцию, которая взрывается при первом же случае».

С того самого момента, как «прорабы перестройки» взяли курс на развал страны, прошло уже более 30 лет. Большинство ожиданий граждан о том, что, избавившись от серпа и молота, жизнь станет лучше – не оправдались.

Кроме того, никто не ожидал, что придется жить фактически в царской России, о которой, как о чем-то безмерно далёком, все читали в школе, но никто и представить не мог, что всё вернется на круги своя, пусть и в несколько ином обличье. Что в России опять появятся классы и сословия, генерал-губернаторы, неприкасаемые их высокопревосходительства и неодворянство.

Одни получат всё, а другие шиш без масла. Что опять будут блистать лишь столицы – Москва и Санкт-Петербург, а рабочий, например, в Пермском крае в 2019 году будет чувствовать себя точно так же, как рабочий в Пермской губернии в середине позапрошлого века.

Федеральные СМИ нам без устали рассказывают про зловещие планы НАТО, происки коварного Госдепа и других многочисленных недругов, но создается стойкое ощущение того, что России надо бояться не их, а своей очередной исторической развилки, к которой она почти вплотную подошла. Как подходила уже не раз в тысячелетней истории и если сворачивала не туда, то впадала в такие крайности и переживала такие ужасы, о которых народ помнил потом столетиями.

Поэтому главная проблема современной России – это даже не козни западных «партнёров», которые можно нейтрализовать разнообразными способами, от дипломатии, до усиления обороноспособности, а преодоление той самой исторической развилки, к которой подошла страна.

Если удастся не наступить на те самые грабли, приведшие когда-то к Смутному времени и Гражданской войне, то за будущее страны можно будет не переживать. Но если забег по граблям состоится, чего нельзя исключать, то ничего хорошего впереди не ждет. Потому что, когда начнется противостоянии России с Россией, то договориться или достичь каких-то компромиссов уже будет невозможно. И как бы не пришлось через несколько лет очередному русскому писателю писать очередные «Окаянные дни»…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *